Рис. 2.13. Механизм возникновения локальной гипоксии и активации свободно-радикального окисления при применении Н2-блокаторов

Еще одним подтверждением принципиально большей эффективности ИПП при ОГДЯК является резкое (в 2-3 раза) снижение в нашей клинике числа экстренных оперативных вмешательств в последнее пятилетие, когда в качестве антисекреторного препарата применялась внутривенная форма омепразола, по сравнению с периодом, когда для подавления желудочной секреции использовался внутривенный фамотидин (рис. 2.14).

Рис. 2.14. Динамика экстренных операций по поводу гастродуоденальных язвенных кровотечений на фоне применения внутривенных форм фамотидина и омепразола

Необходимо отметить, что если при кровотечениях из хронических гастродуоденальных язв необходимость проведения антисекреторной терапии в большинстве публикаций не подвергается сомнению, то в случае острых, в том числе, лекарственных язв эффективность и целесообразность такого лечения является предметом дискуссии. Так, В.Н. Чернов и соавт. (1999), указывая, что у 65% пациентов с кровотечением из симптоматических язв отмечалось повышенное кислотообразование, не приводит данных об эффективности антисекреторной терапии и отмечает высо кую склонность данной категории язв к рецидивированию геморрагии. С другой стороны W.Smalley, М. Griffin (1996) подчеркивают малую эффективность терапии Н2-блокаторами и ингибиторами протонного насоса в случае кровотечений из НПВП-индуцированных язв. J. Cottrell, S. Mann (1996) в своих исследованиях показали отсутствие достоверных различий в числе рецидивов кровотечения и уровне летальности при применении в случае НПВП-индуцированных язв Н2-блокаторов и плацебо. J. Sung, К. Lee (2000) при использовании ингибиторов протонного насоса в случае кровотечений из НПВП-индуцированных язв указывают, что число рецидивов кровотечения при данной терапии не превышает 7% по сравнению с 23% при введении плацебо. R. Green et al. (2000) считают, что возможный эффект антисекреторной терапии при кровотечениях из острых язв связан не столько с направленным действием препаратов в плане патогенеза острых язв, сколько с возможностью достижения внутрижелудочного рН выше 6, что является оптимальным для процессов коагуляции и агрегации тромбоцитов. В противоположность этому в настоящее время ревматологами и гастроэнтерологами-терапевтами (но не хирургами!) используются патогенетически обоснованное медикаментозное воздействие на НПВП-язвы. Т.Е. Полунина и соавт. (1999), С.А. Чернякевич и со-авт. (1999), G. Rodriguez et al. (1998), W. Wright (1999) отмечают, что далеко не все препараты, которые применяются при лечении пептической язвы, эффективны при язве, вызванной НПВП. Н2-блокаторы, ингибиторы протонного насоса в большей или меньшей степени снижают выработку соляной кислоты, однако, основной причиной формирования язв у пациентов, принимающих НПВП, является не соляная кислота, а локальный дефицит простагландинов Pg Ej В этой связи наиболее эффективными в лечении НПВП-индуцированных язв является применение синтетического аналога Pg Е, мизопростола. В многочисленных исследованиях было показано, что применение мизопростола обеспечивает репарацию язвенного дефекта более чем в 90% случаев при желудочной и дуоденальной локализации язв. В то же время использование антисекреторной терапии, прежде всего - ингибиторов протонного насоса, может быть эффективным только при встречающейся лишь в 25% случаев дуоденальной локализации НПВП-язв. Большинство авторов подчеркивает необходимость и возможность профилактики осложнений НПВП-язв приемом мизопростола, однако работы, посвященные выбору патогенетически обоснованного метода медикаментозного лечения осложненных кровотечением НПВП-язв, в доступной литературе отсутствуют.

Мы благодарны автору и издательствам, которые не противодействует, а способствует образованию медицинских работников.
В случае нарушения авторских прав, пожалуйста, напиши нам и материалы будут незамедлительно удалены!