Рассмотрим, как формируются качества ребенка в здоровой, открытой, функциональной семейной системе. И вместе с этим рассмотрим, как эти качества могут изменяться в нездоровой, закрытой, дисфункциональной системе.

У только что родившегося ребенка можно отметить пять особенностей: все дети ценны, ранимы, несовершенны, зависимы и незрелы. Родители, уважая их изначальную ценность, помогают детям развиваться по каждой из означенных характеристик. Когда дети вырастут (естественно, в здоровой семье), они станут зрелыми, хорошо функционирующими людьми с положительной самооценкой, с приятным ощущением от возможности быть самими собой.

У зрелых людей имеются умения, которые позволяют им выжить в трудных условиях, а именно:

- умение сосредотачиваться на себе, чтобы развиваться внутренне;

- умение собрать и выделить энергию, необходимую для тяжелой работы - внутреннего роста;

- способность приспосабливаться, чтобы выдерживать процесс роста, который требует постоянных изменений.

Функциональная семья развивает и поддерживает такие умения в своих детях. Рассмотрим подробнее ранее указанные качества, так как от их развития в конечном счете зависит и семейное счастье детей, когда они станут взрослыми.

Ребенок - ценный человек. В функциональной семье ребенка ценят просто потому, что он родился. Ни один член семьи, ни один человек за пределами семьи не считается более ценным, чем ребенок. В то же время семья ценит ребенка не больше, чем любого другого человека. Все члены семьи равноценны.

В начале жизни дети не имеют никакого понятия о том, кто они такие и как им следует к себе относиться. У них еще нет концепции себя. Еще нет выработанных форм поведения, правил для развития личности. Они обучаются этому, взаимодействуя вначале с мамой, а затем с мамой и папой.

Дети впитывают уважение своих родителей к себе. На этом позже будет построено самоуважение, собственная самооценка. Как родители их ценят, так они и будут к себе относиться.

Положительную оценку ребенку не надо завоевывать. В здоровой семье ребенок всегда ценится, ценится само его существование, а не его деяния. И дети знают: "Я родился ценным существом. Этого мне достаточно. Как хорошо быть самим собой".

Как семья может поддерживать самоценность ребенка? Приведем такой пример. Однажды вечером мама спокойным, но твердым голосом говорит:

-Дочка, уже половина девятого. Тебе пора спать.

-Я не хочу спать, - упрямится девочка.

-Я понимаю, что ты не хочешь идти в постель. Но это нужно, тебе только восемь лет, а детям надо много спать. Завтра у тебя будет большой день.

Далее мама говорит о том, что она знает, что необходимо ребенку в этом возрасте, хотя и понимает, что дочери не хочется этого делать. Это нормально - чего-то не хотеть делать. Мама подчеркивает, что дочка сама может решить, что пора идти спать. Тем самым она избегает говорить "нет" желанию девочки и "да" своему приказу. Это дает ребенку некоторую свободу выбора.

Таким образом, мама проявила свое уважение к ребенку: она показала, что слышит то, что говорит дочка, понимает, чего та хочет и не хочет, и знает, как дочь себя чувству ет; она объяснила причины своей настойчивости, правила для детей; она сказала, как она может помочь выполнить эти правила, предоставляя возможность выбора; она была твердой в своем поведении, но не причинила боли ребенку: ведь она могла просто взять ребенка на руки и отнести в спальню или проводить туда. Девочку учат понимать, что если она не пойдет вовремя спать, то завтра могут быть неприятные последствия, например, она будет уставшей, не сможет выполнить домашнее задание после занятий в школе, поиграть и т. п.

Поскольку все эти правила гуманны, понятны, в них есть смысл, то все поведение мамы в конце концов воспринимается ребенком как забота о нем. Следовательно, мама относится к дочери с уважением, подчеркивает, что ребенок - ценный человек. И девочка начинает сама ценить себя, в ней развивается положительная самооценка. В добавление к этому ребенок получил наглядный урок, что в жизни есть выбор (можно пойти спать добровольно).

Когда девочка станет взрослой, выйдет замуж и у нее будут какие-то разногласия с мужем, она вспомнит, что можно обсудить варианты, поделиться властью и достичь какого-то компромисса.

А как укладывали спать Таню? Очень просто: "Не говори мне, что ты не хочешь идти спать. Меня не интересует, хочешь ты или не хочешь. Марш в постель!"

Такая реакция означает, что нежелание Тани идти спать не имеет никакого значения для матери. Подтекстом в разговоре звучит, что с мамой Тане говорить честно о своих желаниях не стоит. А когда мы испытываем определенное состояние (для ребенка это может быть дистрессом) в связи с желанием или нежеланием что-то делать, то теряем частично или же целиком свою ценность.

Более того. Мама могла сказать: "Ах так? Не хочешь идти спать? Ну что же, тогда я лишаю тебя вечерних гуляний во дворе на неделю". Эти последствия могли показаться Тане слишком несоразмерными с ее сопротивлением воле матери.

И Таня усваивает следующий урок, очень прочный, как и все уроки, выученные в раннем возрасте. Только поведение определяет мою ценность в глазах родителей, а сама-то я не представляю никакой ценности. Ребенок достаточно хитер, легко приспосабливается. И Таня быстренько убегает в спальню, притворяясь, что все в порядке, никому не высказывая своих чувств. Так она приобретает достоинство в глазах родителей.

Для нее же это способ выживания. Она усваивает, что надо исполнять волю других, удовлетворять их потребности, отрекаясь от своих. То есть чтобы иметь позитивную самооценку, ей приходится воздействовать на внешние обстоятельства. Самооценка осознается не как внутреннее свойство личности, а как нечто, зависящее от внешних обстоятельств: происходит перенос - от человека - к тому, что он делает.

Это очень серьезный урок и очень опасное состояние. Всю жизнь женщины могут нуждаться в подпитке своей оценки извне. Они будут стремиться задабривать супруга, стремиться угодить начальнику, напрягать все силы, чтобы добыть себе внешние знаки своей ценности - одежду, жилище, машину. А не дай Бог, муж бросит - тогда все, крах. Ибо наедине с собой этой женщине страшно остаться, внутри пусто. Без внешних знаков ее ценности она раздавлена.

Люди, выросшие в дисфункциональных семьях, в системе эмоциональных репрессий, где власть родителя приближается к деспотии, обычно имеют очень низкую самооценку. Из истории мы знаем, что страны с деспотичным режимом замедляли или прекращали свое развитие. То же может происходить и с душевным развитием ребенка.

Есть такой исторический анекдот. Российский император Павел был властителем, желавшим максимальной, предельной власти над своими подданными. Однажды шведский посол в России Стендинк похвалил праздник и позволил себе заметить, что устроитель праздника Нарышкин - лицо очень важное. При этих неосторожно вырвавшихся словах посла лицо императора переменилось и, повысив голос, он произнес следующую фразу: "Господин посол, знайте, что в России нет важных лиц, кроме того, с которым я говорю и пока я с ним говорю".

Эти слова показывают, что император совершенно лишает подданных права на человеческое достоинство, на возможность чувствовать себя ценными. Следует помнить, что Павел вступил на престол после многолетних унижений и страхов. Угнетенный человек, он же раб, всегда мечтает порабощать других.

Я работала с больными алкоголизмом и наркоманией. У них пониженная самооценка, даже у тех, кто относится ко всем свысока, грубо, кто не признает авторитетов. Внешне они иногда выглядят как люди с переоценкой своей личности. Но с чего бы это молодой человек так демонстрировал свою грубость для устрашения окружающих, если он не сомневается, что он достойный человек?

Ревность также проистекает из пониженной самооценки, страстная борьба за власть, оскорбительный тон начальника с подчиненными - тоже оттуда. Когда такие люди попирают достоинство других, ими движет недостаточная уверенность в своем человеческом достоинстве. Корни этого явления - в неудовлетворении потребностей ребенка, в отрицании реальности его чувств, а также в непонимании ранимости ребенка, в чрезмерном ограничении его инициативы.

Ранимость ребенка. От природы все дети ранимы и должны быть защищены своими родителями. У самих детей еще не возникла система внутренних границ. Ранее мы говорили, что внутренние границы нужны нам для защиты себя и для того, чтобы не ранить других. Дети нуждаются в защите в следующих областях: физической, сексуальной, эмоциональной, интеллектуальной и духовной.

А что значит защитить ребенка? Это значит, что мама или лицо, ее заменяющее, признает и уважает право ребенка на свое тело, мысли, чувства, поведение даже тогда, когда руководит им в сложной ситуации.

"Когда отец назвал меня очень грубым словом, мама промолчала. Мне кажется, она предала меня. Я права? " - спрашивает меня двенадцатилетняя девочка.

Что я ей скажу? Конечно, она права. Но по моим правилам в беседе с детьми о родителях можно говорить или хорошо или никак. Молчание и было ответом.

В здоровой семье дети всегда защищены. Защищенность и безопасность - краеугольные камни выживания. Обязанность родителей - обеспечить детям безопасность, а в случае угрозы защитить детей. Это не сверхопека. Дети должны быть защищены от грубого поведения кого бы то ни было, кто может нанести оскорбление телу или душе ребенка. Тогда у них развиваются внутренние границы, не позволяющие и им, в свою очередь, кого-либо обидеть. Если ребенок имеет право на защищенность его внутреннего мира, значит, каждый другой человек тоже имеет это право. У ребенка формируется понятие о чувствительности, ранимости других.

Если у ребенка нет понятия о границах своего суверенитета, он становится очень уязвимым, его легко ранить, он может идти навстречу опасности, не замечая ее, он крайне доверчив. Во взрослой жизни это качество его подведет. Это все равно, что у автомобиля выключены предупредительные огни. Одна встреча с обидчиком, другая, а дальше - полная утрата доверия, и вот уже для защиты выстроена стена, за которую спрятался ранимый человек.

Как будет девочка, оскорбленная своим отцом, относиться к мужчинам? Естественно, с недоверием. Возможно, замкнется, спрячется за стену, выложенную из страха или молчания. Будучи очень ранимым, можно защищаться и агрессивным поведением. Все это случается тогда, когда родители или воспитатели не могли защитить ребенка и не научили его избегать обиды.

Легче всего показать это на примере нарушения физических границ. Допустим, ребенок не имеет понятия о том, что чей-то двор имеет свои границы и о том, что частную собственность надо уважать. Тогда он, сокращая путь к себе домой, может пройти через двор соседа, повреждая грядки и клумбы с цветами. Естественно, что хозяин двора возмутится, возможно, накричит на ребенка, оскорбит его.

Как в этом случае должна поступить мама? Взяв малышку за руку, пойти к соседу, извиниться за вторжение в его двор, обещать научить ребенка соблюдать границы. В то же время мама может показать, что не одобряет грубых слов соседа. Таким образом она ограждает ребенка от повторения подобных действий, дает понять, что другие люди очень чувствительны. Усвоив урок о ранимости других, ребенок начинает соблюдать чьи-то границы и осознавать свои собственные границы духовного суверенитета.

Если мама имеет понятие о сексуальных границах, то есть уважает собственное сексуальное "я", то она не нарушит границ ребенка, например таким образом: "Почему ты так поздно вернулась? Наверное, уже непристойными делами занималась?" Это было бы оскорблением сексуального "я" дочери.

Сексуальной агрессией является даже такое "невинное" поведение матери: как только юноша собирается на свидание, у матери начинает болеть голова. Покидая больную мать, молодой человек испытывает чувство вины. А в результате он может стать импотентом, поскольку это чувство вины мешает естественному развитию отношений с девушкой и становлению его мужского достоинства. Он может отказаться от всяких взаимоотношений с девушками (стена самоизоляции) и всю жизнь играть роль "хорошего мальчика, не покидающего свою маму".

Если у одного родителя нет никаких понятий о внутренних границах, а другой родитель построил для своей защиты глухие стены, то ребенок в такой семье может метаться от крайней ранимости до полной нечувствительности к вторжению в его духовное пространство. И нормальные отношения с людьми у него не сложатся.

Несовершенство ребенка. Это так естественно признать за детьми право делать ошибки. Все люди делают ошибки, но дети еще более несовершенны, чем взрослые.

Следует подчеркнуть, что и в функциональной семье все ее члены несовершенны. Это в природе человека. Есть такая английская поговорка: "У каждого пупок попахивает".

Совершенства в природе просто не существует. Так позвольте же вашим детям ошибаться и не унижайте их из-за этого. Учите исправлять ошибки, но не дайте им повода усомниться в том, что они особенные, чудесные и безгранично любимы вами.

Когда родители не могут объяснить детям их ошибки, они берут на себя роль непогрешимого божества и перекрывают путь к развитию связей с "Высшей силой", о которой у каждого могут формироваться свои понятия.

Что бывает, когда родители не позволяют детям быть несовершенными и требуют быть только хорошими и послушными? Реакция может быть двоякой. Дети могут тратить все силы на достижение совершенства и обязательно когда-нибудь потерпят неудачу. Либо они отдалятся от родителей, "забастуют", станут бунтовщиками, "плохими" в глазах родителей.

В зрелом возрасте это сказывается двумя крайностями: либо человек постоянно контролирует себя, не может расслабиться, кстати, пытается контролировать и супруга, и детей, то есть грубо диктовать им, как себя вести, либо вообще не имеет понятия о вопросах контроля.

Сверхконтролирующими бывают жены больных алкоголизмом, а сами больные обычно теряют контроль над своим поведением. Сверхконтролирующие жены не могут жить без страха, боли и гнева. Они полны страха потерпеть неудачу при любом жизненном испытании.

Ребенок зависим от других в вопросах удовлетворения его нужд и желаний. Я глубоко убеждена в том, что после того как удовлетворены основные потребности ребенка (в еде, одежде, крыше над головой, медицинской помощи), на первый план выступает удовлетворение эмоциональных потребностей.

Только после того, как будут удовлетворены потребности ребенка в ласке, внимании, он сам научится понимать свои желания, нужды. Взрослые не всегда знают, чего они хотят. А когда осознают свои желания, не всегда знают, как попросить других удовлетворить их, не испытывая при этом чувства неловкости, вины или стыда.

Это может быть результатом воспитания в дисфункциональной семье, в которой с эмоциональными потребностями ребенка могут поступать следующим образом: или никогда не позволять детям делать что-либо самостоятельно; или подвергать детей нападкам, по меньшей мере словесным, за то, что они выражают какие-то желания; или просто игнорировать желания детей.

В первом случае, когда родители все делают сами, не давая детям никакой самостоятельности, дети вырастают слишком зависимыми, без навыков заботы о себе.

Во втором случае, когда родители могут отругать ребенка за то, что он что-нибудь хочет, ребенок усваивает, что для него небезопасно выражать свои желания.

В третьем случае, когда родители игнорируют желания ребенка, просто не реагируют на обращения к ним, вырастают люди, которые, как правило, не имеют своих желаний, которым и в голову не приходит, что можно что-то хотеть.

В моей практике мне встречалось много людей, считавших свой брак неудачным. В этих браках не только мужья ничего не делали для удовлетворения потребностей женщин, но ни женщины, ни мужчины не могли даже сформулировать, что же они хотят. Они неопределенно выражали свои желания: "Хотелось бы, чтобы он (она) был(а) внимательнее ко мне, чтобы помогал(а)". Как потом выяснялось, супруги никогда не говорили друг другу о своих желаниях.

Ребенок - существо незрелое. Дети должны оставаться детьми. Как говорится, "каждому овощу - свое время". Согласитесь, глупо было бы ожидать от восьмилетней Маши, чтобы она пришла со своей проблемой к маме и без слез, спокойно рассказала, что ее беспокоит, четко сформулировав свои чувства и трудности. Такое поведение невозможно в восемь лет!

Надо признать за Машей право плакать, кричать, а, возможно, упасть посреди комнаты и биться ногами об пол, хотя последнее более подходит трехлетнему ребенку. Значит, у Маши случилось что-то такое, что на минутку отбросило ее до уровня трехлетней девочки. А может, ей мешали взрослеть и у нее закрепились задержанные, незрелые формы поведения. Сила реакции может объясняться и силой стресса.

Одна мама рассказала мне о том, как нашла верное средство воздействовать на своих детей в подобных ситуациях: "Пока я кричала на дочку: "Прекрати! Ты ведешь себя как глупая, маленькая девочка. И тебе не стыдно?" - ничего не помогало, она еще сильнее билась ногами об пол. Но однажды я подошла к ней и взволнованно спросила: "Скажи мне, что с тобой происходит, что ты должна была упасть на пол и так сильно биться, что ты вынуждена так плакать и поднимать такой крик?" Удочери сразу высохли слезы, она поднялась, обняла меня и начала сбивчиво рассказывать, как ее девочки назвали ябедой, как это было несправедливо".

Что же случилось? Почему изменилось поведение девочки? Весь секрет в том, что мать приняла как должное "ужасное" поведение дочери с проявлениями гнева, отчаяния и т. п. Для этого возраста ничего из ряда вон выходящего в поведении девочки не было. Признать право ребенка на проявление своих чувств и помочь ему найти приемлемые формы их выражения - вот и все, что нужно.

В одной семье росли две сестры - семилетняя Наташа и трехлетняя Люся. Оба родителя работали. Случилось так, что в этот год они не могли отдать детей в детский сад. Наташа стала нянчить младшую Люсю. Слишком большая ответственность для семилетней девочки! Наташа все время боялась, что не уследит за Люсей и получит нагоняй от мамы. К тому же так хотелось поиграть с девочками своего возраста, покататься на велосипеде, но на ней - забота о сестренке.

Наташа была поставлена в положение ответственной, что не соответствовало ее возрасту. Поэтому она выросла не по годам серьезной, требовательной, все ее называли "мать-командирша".

С другой стороны, младшая сестра Люся росла забалованным ребенком, которому позволялось вести себя как угодно, включая формы поведения, подходящие лишь маленьким детям. Когда ей исполнилось восемь лет, она позволяла себе такие проявления гнева, которые обычно свойственны двухлетним, и некому было противостоять этим капризам. Ее все любили, она была окружена вниманием, и никто не объяснил, чего от нее ожидают, никто не подвел ее к уместным формам проявления своих настроений.

Люся осталась эмоционально незрелой, своей жизнью она никогда не управляла, достаточно было заглянуть в ее спальню - сплошной хаос. Такая же путаница свойственна была и ее отношениям с мужчинами.

Ни одна из сестер не имела возможности действовать соответственно возрасту. Обеим девочкам не уделяли достаточно внимания, времени, родители не руководили их взрослением.

Связь между характеристиками взрослого, зрелого человека и воспитанием в функциональной либо дисфункциональной семьях перечислены в двух нижеприводимых таблицах.

Таблица. Воспитание в функциональной семье -

превращение естественных характеристик ребенка в признаки зрелого человека

Естественные характеристики ребенка

Характеристики зрелого человека

Ценный

Самооценка, исходящая изнутри

Ранимый

Ранимость, умение защитить себя, развитые здоровые границы

Несовершенный

Восприятие несовершенства как естественной черты людей

Зависимый

Взаимозависимость и способность понимать свои и чужие потребности

Незрелый

Зрелость соответственно возрасту

Таблица. Воспитание в дисфункциональной семье -

трансформация естественных признаков ребенка в качества, необходимые для выживания, но затрудняющие жизнь взрослого человека

Естественные характеристики ребенка

Дисфункциональные качества, необходимые для выживания

Характеристики зрелого человека, затрудняющие жизнь

Ценный

Менее, чем другие либо более, чем другие

Трудности достижения адекватной самооценки

Ранимый

Чрезмерно ранимый либо совсем не ранимый

Трудности в установлении здоровых границ

Несовер шенный

"Плохой", бунтарь либо "хороший", образцовый

Трудности в приятии своей реальности и несовершенства

Зависимый

Слишком зависимый либо отсутствие нужд и желаний

Трудности в удовлетворении собственных потребностей

Незрелый

Слишком незрелый, хаотичный либо слишком зрелый, сверхконтролирующий

Трудности в умении спокойно воспринимать реальность

Наверное, я утомила вас, мои дорогие читатели, этим сухим анализом. Не знаю, к какому выводу пришли вы, но я считаю, что все эти классификации, все деления на функциональные и дисфункциональные семьи верны лишь приблизительно. Это схема. Но с помощью классификации мы можем легче ориентироваться.

Лично я не знаю исключительно функциональных семей. В каждой семье есть свои трудности, свои несовершенные условия воспитания. Так что не спешите сожалеть, что вам не повезло родиться в исключительно "правильной" семье. Беспроблемных семей просто не бывает.

Тем не менее, анализируя себя, развитие своей личности, мы скорее поймем, откуда у нас, допустим, стремление командовать (несоблюдение внутренних границ) или желание угождать другим и вечная неловкость при высказывании собственных просьб (игнорирование потребностей ребенка). Поняв истоки своих особенностей, мы можем над ними "поработать". Результатом может быть улучшение - как собственного самочувствия, так и облегчение жизни следующему поколению.

Мы благодарны автору и издательствам, которые не противодействует, а способствует образованию медицинских работников.
В случае нарушения авторских прав, пожалуйста, напиши нам и материалы будут незамедлительно удалены!