При анафилактической форме гипоксиче-ская кома может прогрессивно нарастать и поэтому все клинические проявления развиваются интенсивно и бурно, быстро сменяя друг друга. Возникновению коматозного состояния предшествует острый и тяжелейший по своим проявлениям приступ удушья. Наиболее частой причиной его является повышение чувствительности к лекарственным препаратам — антибиотикам, ферментам, сульфаниламидам, белковым препаратам, декстрану, кодеину, большой группе НСПП. Наиболее коварна в этом плане аспириновая астма. Прием таких комбинированных препаратов, как теофедрин, антастман, включающих амидопирин, могут явиться причиной тяжелого астматического состояния, нарастающего в своей интенсивности иногда в течение 1—2 ч. К этому времени уже может быть и потеряна прямая связь между тяжелым состоянием и приемом лекарственного препарата. В практической деятельности всегда следует помнить, что возникшее внезапное обострение бронхиальной астмы может быть обусловлено приемом лекарственного препарата.

Метаболическая форма астматического состояния формируется по-иному, хотя и здесь лекарственные средства могут сыграть отрицательную роль. Как правило, эта форма астматического состояния формируется исподволь, иногда в течение нескольких дней и, даже недель. Больные могут сохранять в определенном объеме двигательную активность (передвижение по комнате, туалет и т. д.), однако она в высшей степени затруднена и всегда сопровождается резким ухудшением дыхательных функций и общего состояния.

Бронходилататоры дают кратковременный эффект. Мокрота отделяется с большим трудом, вязкая, начинает приобретать слизисто-гнойный характер. С возникновением функциональной блокады (3-адренергических рецепторов и интенсивным использованием симпатоми-метиков возникает целый ряд особенностей в клинических проявлениях астматического состояния.

Наиболее полно изучен синдром «рикошета». Больной бронхиальной астмой с нарастающим приступом удушья продолжает прибегать к р-стимуляторам неселективного действия (новодрин, эуспиран, алупент, астмопент и т. д.). Увеличивается число ингаляционных доз, сокращается интервал их приема. Часто ингалятор, рассчитанный на 200—300 доз, т. е. на 1—2 мес, используется в течение 2—3 дней. Американские авторы образно отметили, что больной к своему ингалятору относится как к dear life (сладкой жизни). Однако столь высокие дозы симптомиметиков приводят к тому, что каждый последующий приступ удушья интенсивнее предыдущего, в чем и заключается синдром «рикошета». Часто встречаются больные, у которых возникает такая привязанность к карманному ингалятору, что они пользуются им уЖе машинально даже во время сна. Им обычно трудно бывает ответить на вопрос, сколько раз они использовали ингалятор за истекшие сутки. Если отсутствуют другие причины, поддерживающие функциональную блокаду р -адренергических рецепторов, то настойчивая отмена симпатомиметиков предотвращает нарастающее в своей интенсивности астматическое состояние. Есть больные астмой, плохо переносящие адреналин. Обычно в детском возрасте и после 60 лет наблюдаются выраженные побочные реакции на адреналин: резкое повышение АД, тремор, возбуждение, боли в сердце. Эти побочные проявления хорошо известны, но их интенсивность и возможность развития более серьезных осложнений (адреналиновый инфаркт миокарда, адреналиновый отек легких) заставляют отказаться от адреналина или же прибегать к его назначению у пожилых людей и детей в крайних случаях. а-Адренергические эффекты адреналина могут проявляться в любом возрасте. Иногда усугубление астмы может быть связано с парадоксальным действием адреналина, что получило название «ад-реналин-обусловленная бронхиальная астма».


⇐ вернуться к прочитанному | | перейти на следующую страницу ⇒

Мы благодарны автору и издательствам, которые не противодействует, а способствует образованию медицинских работников.
В случае нарушения авторских прав, пожалуйста, напиши нам и материалы будут незамедлительно удалены!